Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:45 

Черный*
Во всем лукавец и паяц
По мотивам рассказа «Адский космический пекарь»

Те, кто любит в рассказах событийную часть, вряд ли вообще его поймут: рассказ составлен в виде несерьезного произведения со множеством умышленно-глупых ситуаций, таких, как эпизод о похищении противня. Те, кто стоит в рядах событийщиков и чей девиз «Побольше действия, поменьше размышлений!» - те не поймут его и быстро перелистают, ибо невозможно, имея логичный ум, читать дурацкие умозаключения главного героя.
Те, кто останется, увидят, что рассказ написан о некоем Маркине-Дагоне. О человеке, в котором две сущности, как в докторе Джекиле, только одна сущность совершенно не подозревает о другой. Также там есть межзвездный корабль, летящий к неясной цели, которую капитан изредка озвучивает: «Дагон…», и на борту его экипаж из веселящихся людей.
Дагон – злодей, достойный стать вторым Гитлером, Сталиным, Иродом. Миры, по которым прошелся Дагон, лежат в руинах; оставшиеся правительства страшно бояться подобной участи, потому и решают принять меры против преступника. Они захватили Дагона и поместили на корабль, летящий неизвестно куда.
На корабле царит всеобщая атмосфера любви и веселья, созданная искусственно – стоит отдалится от него на 200 км, как наступает отрезвление. На борту же подобранная девочка-инопланетянка может говорить о ненависти и желании убивать – члены экипажа воспринимают слова как шутку и треплют за волосы в ласке.
Главный герой Маркин является полной противоположностью своей второй сущности. Насколько злобен и умен Дагон – настолько же добр и простодушен Маркин.

И все же мне кажется, что какая-то часть тех, кто не относит себя к событийщикам, тоже рассказ не поймут. Вот есть злодей, которого нужно перевоспитать (кстати, когда Дагон спрашивает: «Почему вы меня не убили?», он слышит в ответ: «По той же причине, по какой мы не убиваем тяжелобольного человека»), и цель уже достигнута, и Дагон встает на защиту безоружного, рискуя собой, и содрогается, узнав о чудовищных преступлениях, и дает про себя слово уйти на путь добра – как всё написанное переворачивают последние полстраницы. Капитан, давясь от смеха, улыбается, смеются члены экипажа, якобы убитый воскресает, и Маркин-Дагон понимает, что его разыграли. И что никакое он не чудовище, а самый обычный пекарь на корабле, летящем непонятно куда.
Мой товарищ сказал, дочитав до конца: «Чёт я ничего не понял». Не понял, почему всё происшедшее отказалось шуткой экипажа, если его цель – излечение Дагона?

А если Дагон уже вылечился? Если сумел осознать свою вину, и, поскольку жить с таким невозможно, то воззвал к милосердию победителей? Они не стали бы его убивать, но могли бы вмешаться в память, в теле рассказа есть вывод о возможности такого вмешательства. А вдруг случилось так, что спасенным мирам не нужен оказался Дагон-добряк? Вернее, кому-то в этих мирах…
Тогда идея рассказа становится ясной, как день. Кто-то невидимый и непознанный, но достаточно богатый и властный (ибо нанять звездолет и экипаж – это вам не такси вызвать, самостоятельный полет предполагает большое финансирование, а большие деньги тянут к себе власть как магнит), этот непознанный хочет вернуть прежнего Дагона. Дагон-злодей нужен ему позарез, ему нужны новые преступления и новые убийства. И этот «некто» живет в мире Стругацкого Полдня…
В Полдне не убивают тяжелобольных людей, милосердие там на первом месте. И в этом мире цветут преступления намного хуже, чем убийства миллионов людей. Потому что человек, рожденный в Полдне, пытается вернуть Дагона назад, в привычную тому сущность. Он экспериментирует раз за разом, и капитан будет смеяться и говорить: «Это шутка» до тех пор, пока Маркин, вспомнив все, не оставит вживленное сострадание. И не превратится опять в палача, идущего по чужим мирам.

Я тоже не верю, что описанный братьями Полдень наступит, как не верит в него автор «Космического пекаря». Полдень вроде пришел, наступил, но под лакированным слоем прячется смрад человеческой сущности, в которой жестокость занимает ровно столько места, сколько и любовь. И стоит отдалиться от корабля на 200км, как из всех щелей потянет вонью.Наверно, рассказ об этои и написан - о том, что и и на пике Полдня и доброты всегда будет, как отражение в зеркале, человеческая мерзость; мы разные и останемся такими в любое время, и злобы среди нас ровно столько же, сколько и добра

   

Царские закидоны

главная