Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:45 

Черный*
Во всем лукавец и паяц
Я направился на Дровяную улицу, к дому 4, где проводился книжный развал. После недолгих поисков, среди бумажных кип распространенного чтива, мне попался кусочек может не золота, но никак не меньше серебра – «Рассказы магов».
Книга, пощажённая жадными глазами и руками предыдущих посетителей, помеченная клеймом «АК», стала единственной моей добычей. Среди ярких обложек фантастики и детективов она уцелела лишь потому, что затесалась туда случайно, благодаря нелепой картинке на обложке и названию. Люди, читающие русский фэнтези, раскрывали ее и оставляли, увидев вводные слова Кортасаровой статьи. Те, кто дружил с аргентинцами, в эту часть развала не заходили.
«О восприятии фантастического – этим утром Теодор В. Адорио поступил, как и положено коту…»
Теодор встретил меня еще у входа, когда с улицы я повернул под арку, разыскивая подъезд. Он оказался котом самой угадываемой расцветки – серой в полоску. Теодор В. Адорио вышел из-за угла, образованного выступом с водосточной трубой; вышел словно старый привратник – бедно одетый, но с достоинством во взгляде. Не подходя близко (ему были непонятны нежности домашних котов) он остановился и внимательно посмотрел на меня: так мог смотреть город, весь Петербург уместился в черных зрачках и худом теле. Я вошел в подъезд.
Когда я вышел с книгой, Теодор всё ещё оставался во дворе, но теперь стоял на газоне, почти скрывшись в высокой траве и не обращая внимания на пасущихся поблизости голубей; я видел над листьями полосатый затылок с острыми треугольными ушами. Я позвал его – Теодор не оглянулся, лишь прянул ухом.

**
Да, я совсем забыл сказать - в "Рассказах магов" я нашел сборник новелл, количеством в сто штук; их авторы жили в Аргентине, Гватемале, Перу, Колумбии, Никарагуа и других странах, то есть в Латинской Америке. О качестве книги могло бы сказать и "АК", но более красноречиво выступили в рядах Аргентины Борхес, Касарес и Кортасар. Другие, думаю, под стать им; я бегло прочитал три новеллы кубинцев, оставивших после себя ощущение, что на моем языке побывало нечто вкусное.
"Больше всего на свете я люблю слово звучащее" - Арреола.
Вот и всё.

Комментарии
2009-06-19 в 00:28 

Kim B
Поэт - издалека заводит речь, поэта - далеко заводит речь
ммммм... Борхес... туповата я еще для него, но классно идет!

магический реализм Южной Америки не имеет равных. Не зря они - потомки Майа. Жаль, что читателей у них мало(

2009-07-13 в 01:40 

Наверное, волшебные вещи есть не только на балконе, просто не все умеют их замечать.

URL
   

Царские закидоны

главная